Евгений (meta_eugzol) wrote,
Евгений
meta_eugzol

Из дневника Кришнамурти

Хорошо быть одному. Быть вдали от мира и всё же ходить по его улицам — это быть одному. Быть одному, проходя по тропе вдоль бушующего, шумящего горного потока, полного весенней водой и таящими снегами — это осознавать то уединённое дерево, одно в своей красоте. Одиночество человека на улице — это жизненная боль; он никогда не один, не вдали, нетронутый и уязвимый. Быть полным знания порождает бесконечные страдания. Требования выразительности, с её фрустрациями и болью — это человек, что идёт по улицам; он никогда не один. Печаль — это движение этого одиночества.

Этот горный поток был заполненным и поднятым таящими снегами и дождями ранней весны. Вы можете слышать большие валуны, толкаемые туда-сюда силой всё бушующей воды. Высокая сосна, пятидесяти лет или более, сокрушилась в воду; дорога размывалась. Поток был грязным, аспидного цвета. Поля над ним были полны диких цветов. Воздух был чист, и было очарование. На высоких холмах по-прежнему был снег, и ледники, и великие вершины всё ещё держали недавние снега; они по-прежнему будут белыми на всём протяжении лета.

Было замечательное утро и вы могли продолжать ходить бесконечно, никогда не ощущая крутых холмов. Был аромат в воздухе, чистый и сильный. Никто не был на этой тропе, спускаясь или поднимаясь. Вы были один с этими тёмными соснами и бушующими водами. Небо было таким изумительно синим, каким обладают только горы. Вы смотрели на него сквозь листву и прямые сосны. Не было никого, с кем говорить, и не было болтовни ума. Сорока, белая и чёрная, пролетела мимо, исчезая в деревьях. Тропа увела от шумящего потока и тишина была абсолютной. Это не было тишиной после шума; это не было тишиной, что приходит с закатом солнца, и не было той тишиной, когда ум отмирает. Это не было тишиной музеев и церквей, но что-то всецело не относящееся ко времени и пространству. Это не было тишиной, что ум делает сам для себя. Солнце было жарким и тени были приятными.

Он обнаружил только недавно, что не было ни единой мысли во время этих длинных прогулок, по людным улицам или на уединённых тропах. Каждый раз ещё с тех пор, когда он был мальчиком, бывало именно так, никакая мысль не входила в его ум. Он был смотрящим и слушающим, и ничего другого. Мысль с её ассоциациями никогда не возникала. Не было делания картинок. Однажды он внезапно осознал, насколько необычным это было; он часто пытался думать, но никакая мысль не приходила. На этих прогулках, с людьми или без них, любое движение мысли отсутствовало. Это — быть одному.

Над снежными вершинами облака формировались, тяжелые и тёмные; возможно будет дождь позже, но сейчас тени были очень резкими, с солнцем, ярким и отчётливым. Был по-прежнему этот приятный запах в воздухе и дожди принесли бы другой запах. Был долгий путь вниз к шале.

http://royallib.com/read/krishnamurti_dgiddu/dnevnik_krishnamurti.html#0

(Перевод отредкатировал на свой вкус.)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments